Книга «Сказать жизни „Да!“. Психолог в концлагере», Виктор Франкл

Психолог Виктор Франкл прошёл нацисткий концлагер. Чтобы придать мучениям смысл, он поставил себе цель — задокументировать наблюдения с точки зрения психологии. У него получилось: он выжил, написал книгу о своём опыте и даже основал новое направление в психоанализе.

Видел много хороших отзывов о книге, «последней каплей» стала рекомендация Тима Феррисса. С помощью этой книги Тим хотел показать как важно иметь цель.

Записал, что запомнил из книги.


Виктор выводит три этапа для заключенного — приезд, пребывание, освобождение.

Приезд в концлагерь

Порядок прибывания чётко настроен. Первыми встречают капо — надсмотрщики из числа заключенных. По началу вежливые все, даже СС. Приезжающие заключенные ничего не понимают и надеятся на лучшее. Заключенные привозят с собой ценности, которые оседают у надзирателей.

Сигареты были валютой, 12 сигарет — целое богатство. Это же 12 обедов и возможность отсрочить голодную смерть. Поэтому курить сигареты могли себе позволить только капо и те, кто уже отчаялся, сдался. Чтобы получить перед смертью последнее удовольствие.

Пребывание в концлагере

Наступает апатия, чувства притупляются. На глазах людей бьют, люди умирают.
Постепенно насмотренность позволяет определять кто умрёт следующим.

Капо лютуют и зверствуют. Жирные, лоснящиеся рожи выделяются на контрасте с кожей-да-кости у заключенных.

Продуктовый ананизм: заключенные обсуждали что они съедят, когда выйдут на свободу. Рацион составлял 300 гр хлеба и тарелку супа. Чувство голода было постоянным. Ноги опухали от голода и мороза. Кожа иссушалась и натягивалась так, что коленки не сгибались.

Когда формировали списки для отправки «в другой лагерь», никто не хотел в них попасть.

В экстремальные условиях тело ведёт себя экстремально: никаких простуд или заражений крове, можно не умываться и носить одну рубашку, пока она не истлеет; спать, когда храпят на ухо.

Если на здании написано «Баня» — это может быть либо баня, либо крематорий.

Выключается сентиментальность. Заключенный сосредотачивает на выживании. Всё другое — к чёрту.

Разговоры либо о политике (как спасение тела), либо о религии (как спасение души).

Медитации и внутренние диалоги с любимыми. Только любовь помогает помнить о цели и стараться выжить.

Всё относительно. Люди, ехавшие двое суток в переполненном поезде, среди трупов и говна, могут стоять всю ночь под дождём на плацу и радоваться, что в новом лагере нет дымящейся трубы крематория, а, следовательно — газовой камеры.

Виктор много раз мог умереть. Но каждый раз он [случайно] выбирал нужную тропу.

Чтобы заслужить расположение особо жестокого капо, Виктор аплодировал стоя за его бездарные стихи.

Люди без цели умирали. Те, кто ставил себе конкретный срок — «в марте мы уже выйдем» — умирали 31 марта, когда освобождение не наступало, организм сдавался.

Чтобы переживать эти страдания, нужна цель. Чтобы придать им смысл.

Кто-то думал о тех, кто его ждёт на свободе, другие — о незаконченных проектах.

Почему надсмотрщики и стражники были такими жестокими. Во-первых, многие из них были в клиническом смысле садистами — их специально отбирали, чтобы формировать особо жестокие команды. Более жестокими, чем СС, были капо — надсмотрщики из числа заключенных. Они отупели от многолетнего наблюдения за жестокостью, у них атрофировались чувства.

С другой стороны, и среди охраны встречалось человечность. Начальник лагеря втайне покупал лекарства для заключенных, а один охранник незаметно передал кусок хлеба. А вот староста лагеря (из числа заключенных) мог быть крайне жестоким и издеваться над заключенными.

Есть люди плохие и люди хорошие. Эти два типа равномерно распределены на все группы людей и ни одна из групп не состоит только из хороших людей, или только из плохих.

Освобождение

После освобождения надо было учиться радоваться заново, в первый день не получалось. Настолько привыкли к жестокости, что трудно сдерживать позывы излить жестокость. Просто из объекта жестокости стали субъектами.

Share
Send
 13   2019   книги
Popular